Информация, размещенная на сайте, предназначается служить дополнением, а не заменой отношениям между пациентом и его врачом.




Краткая история основных направлений игровой психологической коррекции

Игра применяется в детской психологии и психотерапии приблизительно с начала 1920-х гг. специалистами психоаналитического направления (Анной Фрейд, Мелани Кляйн, Герминой Хаг-Гельмут).

Психоаналитики обнаружили, что дети не могут описывать свое беспокойство словами, как это с успехом делают взрослые. В отличие от взрослых, детей, как правило, не интересует исследование собственного прошлого, обсуждение ранних стадий развития; не работает у них один из основных методов ортодоксального психоанализа — так называемый метод свободных словесных ассоциаций. Вместо него детские психоаналитики стали использовать наблюдение за игрой ребенка и исследование детских рисунков (Фрейд А., 1997). Из психоанализа пришли такие важные методики исследования психической сферы ребенка, как тесты «Дом—дерево—человек», «Кинетический рисунок семьи» и т. д.

Второе крупное направление в развитии игровой психологической коррекции и психологической коррекции возникло в 1930-х годах с появлением работы Дэвида Леви, в которой развивались идеи психологической коррекции отреагиро- вания (abreaction therapy) — структурированной игровой терапии для работы с детьми, пережившими какое-либо психотравмирующее событие. Леви основывал свой подход на убеждении в том, что игра предоставляет детям возможности от- реагирования психических травм (Levi, 1939).

Курс игровой психологической коррекции и психологической коррекции строится, по Леви, в три этапа.

1. Установление контакта — свободная игра ребенка, его знакомство с игровой комнатой и психологом (психотерапевтом).

2. Введение в игру ребенка какой-либо ситуации, напоминающей психотравмирующее событие (с помощью специально подобранных игрушек). В процессе разыгрывания психотравмирующей ситуации ребенок управляет игрой и тем самым перемещается из пассивной роли пострадавшего в активную, деятельную роль.

3. Продолжение свободной игры ребенка. Д. Леви рекомендует директивный принцип, в соответствии с которым инициатива в игровых ситуациях принадлежит психологу либо врачу-психотерапевту. Важна тщательная техническая и методическая подготовка сеансов игровой психологической коррекции. Заранее составляется план ролевой игры с учетом возраста и особенностей психоэмоционального состояния ее участников, а также конечной цели психологической коррекции, перед игрой распределяются роли среди детей и т. д.

Третье значительное направление в игровой психологической коррекции и психологической коррекции возникло с появлением исследований Джесси Тафт и Фредерика Аллена в 1930-х гг. (Allen F., 1942). Это — игровая терапия отношений, основное внимание в которой уделяется лечебной силе эмоциональных отношений между терапевтом и пациентом. Ф. Аллен и Дж. Тафт подчеркивали необходимость отношения к ребенку как к личности.

Развивая эти принципы, Вирджиния Экслайн (1947) разработала систему недирективной игровой психологической коррекции у детей. Экслайн рассматривала игру как средство максимального самовыражения ребенка, позволяющее малышу полностью раскрыть свои эмоции при невмешательстве взрослых в процесс его игровой активности. Изучая эмоциональные и поведенческие реакции ребенка в различных игровых ситуациях, психолог (психотерапевт) старается понять его личностные особенности.

Вместе с тем психолог (психотерапевт) вводит определенные ограничения, если игровая активность ребенка выходит за рамки допустимого. В процессе недирективной игровой психологической коррекции и психотерапии психолог (психотерапевт):

♦ наблюдает за процессом игры ребенка (как тот играет, как подходит к игровому материалу, что выбирает, чего избегает; каков основной стиль его поведения; трудно ли ему переключиться; хорошо или плохо организовано его поведение; каков основной сюжет игры);

♦ рассматривает содержание игры (проигрываются ли темы одиночества, агрессии, воспоминания, много ли «несчастных случаев» происходит в ходе игры);

♦ оценивает навыки общения ребенка (чувствуется ли контакт с ребенком, пока он занят игрой; оказывается ли ребенок вовлеченным в игру или он не в состоянии чем-нибудь увлечься).

Иногда бывает полезным обратить внимание ребенка на сам процесс игры и установить контакт с ним по ходу игры. Если в игре повторяются одни и те же ситуации, можно задавать вопросы, касающиеся реальной жизни ребенка: «А дома ты любишь расставлять все по местам?» Можно привлечь внимание ребенка к эмоциям, которые владеют им по ходу игры: «Мне кажется, что эта кукла-папа очень недовольна своим сыном».

Виолет Оклендер (1997) советует возвращать ситуации к ребенку и событиям его жизни: «А ты когда-нибудь дрался, как эти два солдатика?» Психологу (психотерапевту) не следует прерывать игру, ему лучше дождаться естественной паузы, чтобы задать свои вопросы или вмешаться с комментариями. В настоящее время многие зарубежные специалисты используют комбинированный подход, сочетая в процессе игровой психологической коррекции и психотерапии принципы психодинамического, недирективного направлений и «терапии отреагирования».

По словам Нэнси Уэбб, «комбинацию нескольких видов коррекции следует в большинстве случаев рассматривать как лучшую программу, соответствующую сегодняшнему дню» (1991).







АПТЕКА ИФК