Информация, размещенная на сайте, предназначается служить дополнением, а не заменой отношениям между пациентом и его врачом.




Половозрастные и индивидуально-типологические особенности подростков

Становление человека как индивида и личности предполагает диалектическое взаимодействие двух относительно автономных, но неразрывно связанных рядов развития — натурального и социального. Это положение сформулировал еще в 1920-х гг. выдающийся отечественный психолог Л. С. Выготский. Натуральный ряд составляют процессы биологического созревания, включая половое; социальный ряд — процессы обучения, воспитания, социализации в широком смысле слова.

Процессы эти всегда взаимосвязаны, но не синхронны. Гетерохронность развития в подростковом возрасте проявляется особенно рельефно, так как наступление физической, психической и социальной зрелости во времени, как правило, не совпадает. Подростковый возраст обычно связывается с понятием физического развития, и прежде всего полового созревания. Однако темпы физического развития подростков неодинаковы: один мальчик (или девочка) в 14-15 лет выглядит уже взрослым, а другой — еще ребенком.

Как влияет физическое развитие на психические процессы и свойства личности? Однозначного ответа на этот вопрос быть не может, поскольку прямую связь между физическим и психическим развитием установить трудно. Однако опосредованное воздействие соматотипа (врожденные конституциональные особенности организма) и темпа физического созревания на психику и поведение подростка несомненно.

В результате бурного и неравномерного роста у подростка удлиняются конечности, движения его становятся неуклюжими и угловатыми. Осознавая это, подросток смущается, старается замаскировать свою нескладность, принимая порой неестественные позы. Даже легкий намек на особенности внешности вызывает у подростка бурные аффективные реакции и грубость. Современная наука различает три основных соматотипа: эндоморфный (рыхлый, с избытком жира); мезоморфный (стройный, мускулистый) и эктоморфный (худой, костлявый) (Кондрашенко В. Т., 1988).

Мезоморфный тип (атлетическое сложение, высокий рост) всегда ассоциируется у подростков с такими понятиями, как мужественность, сила, спортивность. Для подростка-мальчика высокий рост и величие почти синонимы. Напротив, подростки низкого роста, щуплые кажутся окружающим «маленькими» не только в физическом, но и в социально-психологическом смысле. Наблюдения показывают, что рослые мальчики послушнее, держатся естественнее и требуют к себе меньшего внимания, чем их низкорослые сверстники. По оценке психологов, подростки мезоморфного типа обычно более популярны, менее интроспективны и кажутся более социально зрелыми, чем мальчики со слабовыраженными мезоморфными компонентами.

Подростки с эндоморфной конституцией, наоборот, редко занимают ведущее положение среди сверстников, часто бывают предметом насмешек товарищей, имеют меньше возможностей в выборе друзей и больше нуждаются в поддержке. В старшем подростковом возрасте подростки с ретардацией физического развития чаще акселератов испытывают чувство собственной неполноценности, отверженности. Нередко устойчивая потребность в опеке сочетается у низкорослых подростков с повышенной эмоциональностью, обостренной потребностью в эмансипации и самоутверждении.

Однако влияние соматотипа на психику и поведение подростков не обязательно и не однозначно. Одни, осознав свою физическую слабость, смиряются с ней, другие компенсируют физический недостаток в иной, чаще интеллектуальном, сфере, третьи начинают усиленно заниматься спортом и нередко достигают завидных результатов.

Влияние соматотипа и темпа физического развития на психику и поведение у девочек выражено не так резко, как у мальчиков. Если мальчику быть выше В сильнее сверстников всегда престижно, то высокий рост и раннее половое со- зревание нередко создают для девочки дополнительные психологические трудности, отдаляют ее от сверстниц. Однако то, что неприятно для девочки в раннем подростковом возрасте, может оказаться весьма желательным в старшем подростковом. Всегда ли раннее физическое созревание благоприятно воздействует на формирование психики подростка? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Не- редко раннее половое созревание вызывает у подростка тревогу, а появившее- ся половое влечение накладывает отпечаток на поведение. С возрастом (после 20 лет), когда вопросы физической силы и роста для человека становятся менее актуальными, бывшие акселераты долгое время могут оставаться более напористыми, конфликтными, претендующими на лидерство, а ретарданты — психологически более тонкими, чувствительными, гибкими.

На психическое формирование подростка, несомненно, влияет степень его соци- ального возмужания. По-разному мыслят и по-разному ведут себя школьник и рабочий, не обремененный семьей юноша и молодой муж. Некоторые исследователи считают рубежом социальной зрелости начало самостоятельной трудовой деятельности. Этот критерий, безусловно, важный, но он не единственный. Нель- зя не согласиться с И. С. Коном (1979), по мнению которого, если взять за основу только этот критерий, получится, что раньше взрослеет сельская молодежь, по- том рабочая, позже всех — учащиеся и студенты.

Социальное созревание — сложный процесс, темпы и этапы которого опреде- ляются такими основными критериями, как завершение образования, приобрете- ние стабильной профессии, начало трудовой деятельности, материальная зависимость от родителей, совершеннолетие, служба в армии, вступление в брак, рожде- ние первого ребенка и т. д.

Темпы социального созревания в младшем и среднем подростковом возрасте невелики, так как подавляющее большинство подростков в это время учится в школе и находится на иждивении у родителей. Однако у некоторых из них, особенно у акселератов, чувство взрослости и связанные с этим претензии «взрослого» человека появляются очень рано. У таких подростков обостряется желание сбросить с себя «иго» родительской опеки, получить полную самостоятельность. В старшем подростковом периоде темпы социального развития заметно возрастают. На это время приходятся такие важные для самоутверждения события, как получение паспорта, призыв в армию, выбор профессии, начало трудовой Деятельности, которые во многом определяют поведение и психику подростка. Общеизвестно, что у работающей молодежи раньше формируется чувство личной ответственности, определяется цена труду и деньгам. Претензии на полную эмансипацию сменяются поисками своего места в мире взрослых.

Следует, однако, учитывать, что социальное развитие, так же как и физическое, протекает неравномерно. Подросток может, например, быть достаточно зрелым в сфере трудовой деятельности, но оставаться беспомощным в вопросах быта (такая диспропорция социальной зрелости у многих людей может сохраняться на долгие годы). Кроме того, социальное созревание по времени чаще всего не совпадает с физическим. Если сравнить современных подростков с их сверстниками 1940—1950-х гг. то окажется, что у нынешних подростков физическое созревание начинается раньше и заканчивается быстрее, а социальное, наоборот, затягивается. Современные подростки дольше учатся и значительно позже, чем их ровесники в прошлом, начинают самостоятельную жизнь, а поэтому дольше сохраняют материальную зависимость от родителей.

Таким образом, диспропорция физического и социального созревания с явным преобладанием темпа физического развития создает дополнительные психологические трудности и во многом определяет особенности психики и поведения подростков.

Важным этапом подросткового возраста является процесс формирования самосознания. Именно в это время формируется осознанное отношение к своим потребностям и способностям, влечениям и мотивам поведения, переживаниям и мыслям. Самосознание выражается также в эмоционально-смысловой оценке своих субъективных возможностей, которая в свою очередь выступает в качестве обоснования целесообразности действий и поступков.

В основе самосознания лежит способность человека отличать себя от своей жизнедеятельности. Это отношение к своему осознанному бытию способствует формированию определенного представления о себе самом, о своих способностях и возможностях. Представление о себе (субъективный образ своего «я») складывается под влиянием мнений и оценок окружающих, при соотнесении мотивов, целей и результатов своих поступков с нормами поведения, принятыми в данном обществе.

Самооценка — обязательный компонент самосознания, включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком самого себя, своих способностей, нравственных качеств и поступков. Правильная самооценка помогает отнестись к себе критически, правильно соотнести свои силы и возможности с поставленной целью и реальными трудностями. В подростковом возрасте, на который приходится процесс формирования самосознания, самооценка чаще всего бывает неадекватной. При этом подросток или завышает, или занижает свои возможности. В первом случае подросток относится к себе как к уже обладающему нужными, престижными качествами и способностями (завышенная самооценка), во втором — относит себя к типу людей, у которых таких качеств и способностей нет (заниженная самооценка).

Как уже отмечалось, формирование личности у мальчиков и девочек имеет свои особенности, которые касаются всех сфер психической деятельности, но в большей мере — интеллектуальной и эмоциональной. У мальчиков обычно больше выражена способность к абстрагированию, круг интересов их более широк и дифференцирован. Однако они часто бывают беспомощнее сверстниц в решении практических задач, связанных с повседневной жизнью. Девочки превосходят мальчиков в словесно-речевой деятельности, у них более выражено чувство сострадания, сопереживания. Вместе с тем для девочек важнее, как они выглядят, что о них думают другие, они чувствительнее к критике и насмешкам, относящимся к их внешности. Девочка-подросток, например, может спокойно отнестись к тому, что ее посчитают «глупой», но будет глубоко уязвлена, если ее назовут «уродкой».

У мальчиков и девочек обычно различается и оценка своих психических качеств. Мальчики склонны считать себя храбрыми, сильными, энергичными, девочки более самокритичны и зачастую не стесняются своей слабости. В старшем подростковом возрасте направленность личности становится все более дифференцированной: одни подростки четко ориентированы на деятельность и быстро выбирают себе цель в жизни, другие витают в мире нереальных фантазий, третьи пассивно плывут по течению и живут только «сегодняшним днем».

Важной и трудной проблемой подросткового возраста, имеющей как психологический, так и социальный аспекты, является проблема взаимоотношений подростков и взрослых. Прежде всего это касается взаимоотношений с родителями и учителями. Анализируя мир собственных переживаний, оценивая свое поведение, подросток постоянно сравнивает их с переживаниями и поведением взрослых. Да и сам мир воспроизводится подростком через посредство взрослых людей. Преемственность поколений всегда предусматривает два мира — мир взрослых и мир детей. Взаимоотношения этих миров неравноправны, но и взрослые, и дети считают их вполне естественными. У подростка эта естественность взаимоотношений вызывает сомнения, которые все более возрастают по мере взросления.

Самым главным новообразованием подросткового возраста является многогранное и противоречивое чувство взрослости. Считая себя взрослым, подросток протестует против мелочной опеки, контроля, беспрекословного послушания, несправедливого, с его точки зрения, наказания. Формой протеста может быть непослушание, грубость, упрямство, замкнутость и т. п. Эти реакции эмансипации бывают особенно выраженными, когда взрослые, видя в подростке ребенка, «несмышленыша », полностью игнорируют его желания, интересы и инициативу. Очень часто между подростками и взрослыми возникают разногласия в художественных вкусах, во взглядах на моду, формы проведения досуга. В этих вопросах молодежь всегда опережает старших, заставляя их в итоге приспосабливаться к веяниям времени. Реже предметом разногласий служат вопросы, касающиеся потребительских ориентации, мировоззрения и политических взглядов. Разговоры на эту тему редко заканчиваются миром, и причина разногласий заключается не только в незрелости и безапелляционности подростков, но в значительной мере и в психологии взрослых, не желающих замечать изменений внутреннего мира подростка.

Сложность взаимоотношений подростка и взрослого заключается еще и в том, что, с одной стороны, подросток стремится к самостоятельности, протестует против опеки и недоверия, а с другой — сталкиваясь с новыми жизненными трудностями, испытывает тревогу и опасения, ждет от взрослого помощи и поддержки, но не всегда хочет открыто признаваться в этом.

Чрезвычайно важным фактором, влияющим на формирование личности подростка, является его общение со сверстниками. Такая потребность возникает уже в 4-5 лет и достигает апогея в подростковом возрасте. По мнению М. Шовена (Chauvin, 1963) и др., «общество сверстников» — это специфическая форма взаимодействия и коммуникации детей и подростков, которая существовала и существует не только во всех человеческих обществах, но и у многих животных.

Общаясь со сверстниками, подросток получает необходимые знания о жизни которые по тем или иным причинам ему не могут дать взрослые (например, информацию о взаимоотношении полов). Группа сверстников вырабатывает у подростка навыки социального взаимодействия. Только здесь он может выступить в качестве ведомого и ведущего, командира и подчиненного, виновного и судьи учителя и ученика и т. д.

Для подростка очень важно, что о нем говорят и думают сверстники. Принадлежность к компании повышает уверенность в себе и дает дополнительные возможности для самоутверждения. Ориентируясь на сверстников и подражая им подросток воспитывает в себе те качества, которые особенно ценятся товарищами. Происходит своеобразная «переоценка ценностей», складывается новая иерархия морально-этических требований. При этом нормы и критерии, принятые в кругу сверстников, нередко становятся психологически более значимыми, чем те, которые существуют у взрослых.

Условно выделяют организованные, формальные (школьный класс, молодежный лагерь, спортивная секция и т. п.), и неформальные, стихийно образующиеся группы-коллективы. Влияние организованного коллектива на формирование личности подростка исследовалось многими авторами и изучено достаточно полно (Новикова Л. И., 1973; Петровский А. В., Шпалинский В. В., 1978, и др.). Если в младших классах наиболее значимый критерий «ценности» сверстника — успеваемость, школьные отметки, то со временем межличностные отношения более дифференцируются, а критерии социометрического статуса усложняются. Более резкой становится разница в положении «признанных» и «отвергнутых». В свою очередь положение подростка в коллективе влияет на его поведение. И. С. Кон (1979), ссылаясь на исследования М. А. Алемаскина, Г. Г. Бочкаревой, подчеркивает, что неблагоприятное положение в классном коллективе — одна из основных причин формирования «трудных» подростков. Такие подростки обычно преждевременно оставляют школу и чаще сверстников попадают под дурное влияние вне школы. При обследовании несовершеннолетних правонарушителей оказалось, что 90 % из них были в школах «изолированными», почти все были недовольны своим положением в классе, более 50 % относились к одноклассникам безразлично или враждебно.

Менее изучено влияние на формирование психики и поведение подростка так называемых стихийных (неформальных) групп, которые охватывают примерно 80—85 % подростков. Численность таких групп — 5—15 человек. Состав их обычно смешанный и по возрасту, и по социальной принадлежности. Очень часто уровень организованности неформальной группы не уступает уровню организованности классного коллектива, а иногда и превосходит его. Вожаком такой группы обычно бывает подросток, обладающий реальным авторитетом и чьи психологические лидерские качества совпадают с его официальным статусом.

Неформальные группы прежде всего удовлетворяют потребность подростков в свободном общении, которая в этом возрасте очень велика. Свободное общение подростков — это не просто форма проведения досуга, а прежде всего средство самовыражения личности, установления новых межличностных отношении- В младшем подростковом возрасте неформальные группы обычно бывают однополыми, а в среднем и старшем — носят смешанный характер. По своей функции неформальные группы тесно связаны с подростковой субкультурой, включаю щей в себя такие компоненты, как своеобразие, другие, чем у взрослых, способы общения и манеры поведения, обостренное чувство групповой общности и солидарности, специфическое понятие о вкусах, моде, внешнем виде, языке и т. д.

Подросток, с одной стороны, всегда хочет быть оригинальным, «современным », с другой — он раб штампов и стандартов. Так, своеобразный внешний вид, следование моде в старшем подростковом возрасте являются одновременно средством самовыражения, принадлежности (выглядеть «своим»), идентификации (выглядеть «как все») и средством приобретения авторитета в своей среде. То же можно сказать относительно подросткового словотворчества (молодежное арго). Взрослыми оно воспринимается как коверканье языка, однако молодежный жар- гон выполняет и важные коммуникативные функции, служит средством отличия «своих» от «посторонних», барьером для взрослых на пути к проникновению во внутренний мир и групповые интересы подростков. Взрослым чаще всего бывает трудно понять, почему интеллектуально развитые подростки придают такое большое значение фирменным штанам, длинным волосам, сознательно коверкают язык и т. п. Дело тут не только в разных вкусах отцов и детей. Главное в том, что подростки хотят отличаться от старших. В фирменных джинсах и своеобразной прическе они видят символ своей индивидуальности. Следует отметить, что и у взрослых также нередко выражено желание привлечь к себе внимание, но у них для этого гораздо больше возможностей, например общественное положение, профессиональные достижения, в крайнем случае — внушительный кабинет, престижный автомобиль, коттедж.

Сказанное не означает, что взрослые должны приветствовать любые чудачества и безвкусицу подростков, но запрещать их по меньшей мере наивно. То же касается и попыток не разрешать подросткам объединяться в компании, изолировать их от сверстников, «дурного» влияния улицы. Здесь нужны более конструктивные меры, основанные на знаниях подростковой психологии. Опыт показывает, что эффективнее, а следовательно, и целесообразнее не административное гонение на очередную моду, а создание новых моделей, соответствующих вкусам молодежи; не запрещение неформальных подростковых групп, а разумное превращение их в организованные коллективы (кружки, клубы, наставничество). Важной формой межличностных отношений подростков является дружба, которая отличается высокой степенью избирательности, устойчивости и интимности. Психологическая ценность дружбы в подростковом возрасте, по тонкому замечанию И. С. Кона, заключается в том, что она одновременно служит и школой самораскрытия, и школой понимания другого человека.

У девочек дружба обычно возникает на 2-3 года раньше и бывает более эмоциональной и избирательной, чем у мальчиков. Мальчики младшего и среднего подросткового возраста чаще выбирают друзей среди сверстников своего пола, Девочки же начинают раньше тяготеть к мальчикам, причем более старшего воз- раста.

Потребность в психологической близости с возрастом увеличивается и достигает апогея в юности. Нередко дружба, зародившаяся в подростковом возрасте, Несколько видоизменяясь, сохраняется на долгие годы. Смешанная, разнополая Дружба существенно отличается от однополой и нередко бывает проявлением зарождающейся любви. Что такое любовь? Каковы ее соотношения с дружбой? На эти вечные вопросы никто еще не дал исчерпывающего ответа. Однако, несомненно, эти прекрасные чувства играют исключительно важную роль в формировании личности человека на протяжении всей его жизни. В психологии есть понятие о любви как о гармоническом сочетании половой потребности и психологической близости. У взрослого любящего человека чувство физического наслаждения при половой близости и потребность в психологической интимности обычно сливаются воедино.

У подростка эти потребности и чувства разобщены, что откладывает отпечаток на его психологию и поведение. Понятие о «чистой» возвышенной любви в переходном возрасте очень часто не совпадает с понятием о половой близости. Многие подростки, особенно девочки, отождествляют половую близость с чем-то «грязным», «постыдным». В этом большую роль играют сложившиеся традиции и пробелы в половом воспитании.

Объекты «любви» и «секса» у подростка чаще всего не совпадают, отсюда, с одной стороны, упрощенное отношение к половой близости, а с другой — десек- суализация всего, что касается «настоящей» любви и образа идеальной возлюбленной (или возлюбленного).

Половое созревание активно влияет на формирование личности и поведение подростка. Сначала мальчика (или девочку) волнуют сроки появления вторичных половых признаков. Сознание того, что «у меня не так, как у всех», очень часто сопровождается чувством тревоги, эмоциональной напряженности. С возрастом более актуальными становятся критерии «маскулинности» (для мальчиков) и «фемининности» (для девочек).

Особенно сложно обстоит дело с «маскулинностью». Если у девочек быть слабой и «женственной» считается престижным, то феминизированный изнеженный мальчик вызывает у сверстников осуждение. Поэтому подростки, воспитывающиеся без отца и в коллективах, где нет мужчин (детские сады, школы), тяготеют к спортивным секциям и неформальным подростковым группам. Именно эти группы-коллективы чаще всего помогают мальчику утвердиться в мужской роли. Завышенные критерии «маскулинности» нередко компенсируются подростками подчеркнутой агрессивностью, грубостью, делинквентностью и способствуют образованию неформальных асоциальных групп.

В последние два-три десятилетия отмечается тенденция к либерализации половой морали и более раннему началу половой жизни среди подростков. К этому предрасполагают раннее половое созревание, все нарастающая эмансипация подростков, а также широкая доступность полупорнографической информации по вопросам пола.

Важной особенностью процесса полового созревания в переходном возрасте является его «экспериментальный» характер. Возникающая половая потребность «исследуется» подростком, что сопровождается большим числом транзиторньгх половых отклонений, близких по форме как к норме, так и к патологии (Василь- ченко, 1977; Личко А. Е., 1983; Исаев Д. Н., Каган В. Е., 1986). Следует также учитывать тендерные психологические аспекты полового созревания подростков. У девочек половое созревание происходит раньше, что во многом определяет их отношение к мальчикам-сверстникам. Вместе с тем эротические чувства у девочек появляются позже и носят несколько иной характер чем у мальчиков. Эротическому чувству у девочки-подростка часто предшествует потребность в психологической близости с мальчиком, обычно старше ее по возрасту.

У мальчиков половое созревание наступает позже, но протекает более бурно. На определенной фазе полового созревания мальчики отличаются гиперсексуальностью, которая, в свою очередь, сопровождается повышенной половой возбудимостью, ростом эротических интересов и фантазий. Необходимо отметить, что чем раньше начинается половое созревание, тем более бурно оно протекает и тем быстрее заканчивается и, наоборот, при позднем начале половое созревание затягивается и характеризуется более вялым течением (Васильченко, 1983). Подростковый возраст сложен еще и тем, что именно в это время происходит становление мировоззрения личности. Предпосылками к его формированию являются, во-первых, приобретение определенной суммы знаний, жизненный опыт, во-вторых — способность к абстрактному мышлению, обобщению накопленных знаний и опыта.

В старшем подростковом возрасте особенно актуальным становится вопрос о смысле жизни, своем месте в мире людей. При этом мировоззренческий поиск отличается крайним максимализмом. Подростку обязательно нужен универсальный ответ, формула, которая разом бы объяснила ему и смысл собственного существования, и смысл существования человечества в целом. Однако познание главной жизненной цели, как верно подчеркивает А. Н. Леонтьев (1975), — это сложный процесс, требующий высокой социальной и моральной зрелости. Тем не менее подросток, в отличие от ребенка, не хочет и не может воспринимать на веру, как должное все, о чем ему говорят взрослые. Он начинает сравнивать слова и поступки взрослых и, находя в них противоречия, вырабатывает собственное отношение к окружающему миру.

Рефлексия, самоанализ, проявляющиеся в основном в поиске смысла собственного существования, сопровождаются переоценкой ценностей, изменением отношений к установившимся «правилам» и авторитетам, склонностью к философствованию, «самокопанию» в ощущениях и переживаниях.

Трудность поиска ответа на вопрос о смысле жизни у подростка прежде всего связана с определением и совмещением «ближней и дальней жизненной перспективы » (А. С. Макаренко), которые даются человеку нелегко, а иногда процесс совмещения ближних и дальних перспектив затягивается на долгие годы. Некоторые люди в этом смысле остаются подростками всю жизнь. По образному выражению И. С. Кона, «вечная юность — это вечная весна, вечное цветение, но также и вечное бесплодие».

Большинство современной молодежи в социальном отношении взрослеет очень медленно. Вернее сказать, многие молодые люди не спешат становиться взрослыми и брать на себя их обязанности. «Трагедией позднего повзросления» назвал это явление Ю. Н. Давыдов (1983). Ст. Петрович (Petrovic St., 1986) говорит о социально «незрелой личности». Проблема эта не нова, но особенно актуальной она стала примерно четыре десятилетия тому назад, когда на горизонте впервые замаячили длинноволосые, неопрятные, отрешенные от мира юноши- подростки, именовавшие себя «битниками», потом появились «хиппи», «байкеры », «гамлеры», «панки», «металлисты» и др. Стараясь подвести какую-то теоретическую базу под проблему «загадочной молодежи», одни социологи объясняют это упорное нежелание молодых людей взрослеть психологическим конфликтом отцов и детей, истолкованным с позиций психоанализа (Taussieng et al., 1969) другие — конфликтом между молодежью и обществом (Keniston, 1970), третьи — конфликтом нового поколения с современной культурой и цивилизацией в целом (Alien, 1974).

Статус взрослого человека дает определенные права (например, право на половую жизнь, право распоряжаться материальными ценностями, реализовать свои жизненные установки и т. д.), но одновременно накладывает ряд обязанностей и обязательств, среди которых на первом месте — обязанность трудиться и обязательство отвечать за себя и за свои поступки перед обществом. Основные корни «трагедии позднего повзросления» заключаются в принципиальном нежелании «хиппизирующей» молодежи принимать на себя обязанности и обязательства взрослых. Однако это не означает, что они одновременно отказываются от прав и привилегий взрослых. Совсем наоборот, именно эта часть молодежи очень рано (еще в подростковом возрасте) экспроприирует у взрослых их права и привилегии, даже не задумываясь об их связи с соответствующими обязанностями и обязательствами.

Формирование жизненных планов, предполагающее моральное и социальное самоопределение, — характерная черта подросткового и юношеского возраста. В раннем подростковом возрасте понятия «кем быть» и «каким быть» еще, как правило, не дифференцируются. Главное — быть хорошим человеком, героем, а вопрос, как это осуществить, еще не ставится. Для подростка характерна завы- шенность уровня притязаний, что в определенном смысле полезно, так как стимулирует его к преодолению жизненных трудностей. Но тот же завышенный уровень в других условиях может способствовать развитию эгоизма, вседозволенности, а нередко — формированию асоциального поведения.

Важным моментом социального самоопределения является выбор профессии. Профессиональная ориентация — сложный и многоступенчатый процесс. Обычно выделяют несколько этапов профессионального самоопределения: первый — детская игра; второй — подростковая фантазия; третий — предварительный выбор, где различные виды профессии оцениваются уже не только с точки зрения интересов подростка, но и с точки зрения его способностей и социальной значимости профессии; и, наконец, четвертый этап — практическое принятие решения, выбор конкретной специальности. Поздний выбор профессии, так же как и чересчур ранний, нежелателен.

Как уже говорилось, задержка профессионального самоопределения обычно связана с общей социальной незрелостью, инфантильностью, что уводит подростка в мир бесплодных хобби или вырабатывает в его поведении иждивенческие, асоциальные тенденции.

Ранний выбор профессии часто бывает случайным. В погоне за «престижной» специальностью подросток нередко обращает внимание лишь на внешние, романтические ее стороны и не учитывает других, будничных и более трудных. Позже это может привести к разочарованию в выбранной профессии и смене ее. В этих случаях особо важную роль играет уровень информированности о будущей профессии. Нередко вопрос «кем быть» подростку приходится решать уже в 13-14 лет. Естественно, что в этом возрасте он не может знать особенностей каждой специальности, и при отсутствии должного уровня информации выбор профессии, как правило, делается по чьей-то подсказке, «за компанию» с товарища ми и т. п. Случайно выбранная, «неинтересная» профессия вызывает у подростка чувство неудовлетворенности, эмоциональной напряженности или, наоборот, безразличие и скуку. В этих случаях образовавшийся «вакуум» нередко заполняется различного рода «приключениями», пьянством, правонарушениями. Иногда подростку на первых порах кажется, что он выбрал профессию неправильно. Продуманный педагогический подход, наставничество, направленное формирование способностей и интересов подростка могут способствовать превращению профессии из «неинтересной» и нелюбимой в интересную и любимую.

Неотъемлемой частью формирования мировоззрения и общественной активности подростка является становление морального сознания, определенным образом связанное с возрастом. Если ребенок в своем поведении ориентируется преимущественно на внешнюю систему правил (можно — нельзя), то у подростка ■вырабатываются осознанные моральные принципы. Поведение ребенка целиком зависит от внешних влияний, подросток же в своих поступках все чаще ориентируется на внутренние убеждения, собственную совесть.

Психологи давно обратили внимание, что безапелляционность суждений и категоричность оценок у подростков уживаются с постоянными сомнениями и неуверенностью в правильности своих поступков. Такое противоречие объясняется, с одной стороны, психологической, и прежде всего интеллектуальной, незрелостью, а с другой — поисками осознанных моральных принципов.

Для ребенка незрелость морального сознания — своего рода защитная реакция, ограждающая его от внутренних сомнений. Подростки, в отличие от детей, (все чаще сомневаются в правильности слов, осознают относительность существующих в мире взрослых «норм» поведения. Отсюда психологическая потребность в «свержении» авторитетов, «разрушении» существующих правил и традиций. Формирование морального облика человека — чрезвычайно сложный и многоступенчатый процесс, и подростковый возраст — один из наиболее важных его этапов.







АПТЕКА ИФК