Информация, размещенная на сайте, предназначается служить дополнением, а не заменой отношениям между пациентом и его врачом.




Типология акцентуаций характера

Под акцентуациями характера А. Е. Личко (1985) понимает «крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим».

По мнению А. Е. Личко, акцентуации характера отличаются от расстройств личности (психопатий) тем, что:

♦ проявляются не всегда и не везде, а лишь в тех случаях, когда трудные жизненные ситуации предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления» в характере данной личности;

♦ не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации личности или нарушения адаптации носят временный, преходящий характер;

♦ в определенных жизненных ситуациях могут даже способствовать социальной адаптации личности (шизоидный подросток лучше переносит одиночество;

гипертимный — обстановку, требующую повышенной активности и быстроты реакции; истероидный — хорошо чувствует себя на сцене и т. п.). А. Е. Личко (1977, 1999) применительно к подростковому возрасту выделяет 11 типов акцентуаций характера: гипертимный, циклоидный, лабильный, астено- невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный истероидный, неустойчивый, конформный. Кроме этого, автор выделяет еще 14 подтипов (гипертимно-неустойчивый, гипертимно-истероидный, истероидно- неустойчивый, лабильно-истероидный, лабильно-неустойчивый, сенситивно-лабильный, конформно-гипертимный и т. д.) и смешанные типы, которые, по мнению автора, составляют почти половину явных акцентуаций характера. Сложность такой классификации, с одной стороны, оправданна, поскольку крайне трудно втиснуть в какие-либо рамки все многообразие проявлений характера. Систематика акцентуаций характера, предложенная В. Т. Кондратенко (1988), включает в себя следующие типы особенностей (акцентуаций) характера в подростковом возрасте: эксплозивный, эпилептоидный, шизоидный, психастенический, сензитивный, астенический, истероидный, неустойчивый, эмоционально- лабильный и гипертимный.

В данной классификации по сравнению с классификацией А. Е. Личко исключены конформный и циклоидный типы и включен эксплозивный. Конформность, т. е. тенденция личности изменять свое поведение таким образом, чтобы оно соответствовало поведению и требованию других людей, проявляется в тех случаях, когда между собственным мнением индивида и позицией социальной группы существуют расхождения, возникает конфликт, решение которого осуществляется путем соглашательства и примиренчества в пользу мнения группы.

Существует три способа реагирования личности на групповое «давление»: внушаемость (бессознательное и бесконфликтное принятие мнения группы), конформность и коллективистическое самоопределение (сознательная солидарность личности с социальной группой). При этом коллективистическое самоопределение выступает как альтернатива внушаемости и конформности.

Типичные, по мнению А. Е. Личко, для конформного типа акцентуации — подражательство, желание жить «как все», поступать «как все», равно как и повышенная внушаемость, присущи вообще подростковому возрасту, а в утрированном виде нередко встречаются при различных типах акцентуации, особенно часто при неустойчивом и истероидном.

Циклоидный тип акцентуации, так же как и паранойяльный, в подростковом возрасте встречается крайне редко и требует дифференциальной диагностики с нерезко выраженными формами аффективных расстройств. В то же время эксплозивный тип аномалии характера давно выделяется в детской и подростковой психиатрии (Сухарева Г. Е., 1958; Ковалев В. В., 1981). Особенно часто эксплозивный тип психопатии встречается в старшем подростковом возрасте (Спи- вак Л. И., 1979).

Ниже приводится описание основных типов особенностей характера у подростков. Эксплозивный (возбудимый) тип. Встречается чаще у мальчиков и выражается в общей повышенной возбудимости, склонности к бурным аффективным и двигательным реакциям. Такие черты характера проявляются довольно рано- У детей это прежде всего реакции активного или пассивного протеста. В ответ на запреты, замечания, наказание дети с эксплозивным типом особенностей характера быстро возбуждаются, становятся злобными и даже агрессивными, однако такое состояние вскоре проходит, они успокаиваются и не помнят об обиде. Э. Кречмер (Kretschmer, 1927) рассматривал эксплозивные реакции как тип реагирования, при котором «сильные аффекты разряжаются без задержки размышлением ».

Наиболее часто эксплозивный тип особенностей характера встречается в старшем подростковом и юношеском возрасте. Основные его проявления — взрывчатость и трудность сдержать себя при волнении. Малейший повод вызывает у таких подростков аффективные реакции, которые сопровождаются вегетососу- дистой неустойчивостью (игра вазомоторов лица, груди, неустойчивость АД, тахикардия), расширением зрачков, учащением дыхания и т. п. Типично двигатель- но-речевое возбуждение, сопровождающееся криками, плачем, заиканием, склонностью к агрессии и аутоагрессии.

После аффективной реакции подростки сожалеют о происшедшем, но новая малозначительная причина приводит к новой вспышке возбуждения. Вследствие этого они конфликтны, требовательны к окружающим, однако эмоциональное напряжение у подростков с эксплозивным типом, в отличие от эпилептоидов, легко разрешается.

Такие подростки не переносят одиночества, тянутся в компанию, но в то же время в ней трудно уживаются. Они не терпят, если им противоречат, не выносят критических замечаний в свой адрес, не могут спокойно относиться к любой конфликтной ситуации, тотчас же вмешиваются, принимая обычно сторону «несправедливо » обиженных. Они непоседливы, с трудом выполняют работу, требующую терпения, а любое ожидание вызывает у них активный протест. Помимо аффективной неустойчивости такие подростки отличаются узостью интересов, легкомыслием, незрелостью желаний, склонностью к хвастовству, лживости, болтливости, сосредоточенностью на сексуальных переживаниях. Нередко на передний план выступают черты демонстративности, склонность к «оригинальничанью ». Подростки с эксплозивным типом особенностей характера эгоистичны, циничны, грубы, но вместе с тем трусливы и легко внушаемы. Склонны игнорировать любые порядки и нередко являются инициаторами скандалов и драк. Реакции эмансипации выражены резко и протекают тяжело. Подростки рано начинают требовать от родителей «полной свободы», не терпят противоречий и ограничений, но, в отличие от эпилептоидов, не застревают на этих реакциях, быстро забывают о конфликтах. Неустойчивость настроения, повышенная внушаемость и снижение волевой активности способствуют легкому возникновению у них влечения к алкоголю, наркотикам и другим вредным привычкам.

Эпилептоидный (инертно-импульсивный) тип близок к эксплозивному, имеет ряд общих признаков, таких как эмоциональная напряженность, несдержанность, гневливость, аффективная неустойчивость, конфликтность, требовательность, агрессивность. Поэтому эпилептоидный и эксплозивный типы часто рассматриваются в общих рамках возбудимых психопатий. Отличительными, характерными только для эпилептоидного типа признаками, являются инертность эмоций, застревание на обидах, мстительность, жестокость, отсутствие душевной гибкости, упрямство, болезненно обостренная настойчивость в достижении цели, длительные, продолжающиеся иногда сутками, дисфории.

П. Б. Ганнушкин (1933) самыми характерными свойствами эпилептоидов считал: 1) крайнюю раздражительность, доходящую до приступов неудержимой ярости; 2) приступы расстройства настроения, окрашенного тоской, страхом, гневом и 3) моральные дефекты (антисоциальные установки).

Подростков с эпилептоидными особенностями характера отличает мрачно-угрюмый фон настроения, недоброжелательность в отношениях с окружающими. Привычная обстановка вызывает немотивированное раздражение. В голову приходят воспоминания о старых обидах, конфликтах, все становится «противным», вызывает ненависть и отвращение. Злоба и гнев нарастают медленно и могут внезапно выплеснуться на первого встречного. А. Е. Личко (1983) образно сравнивает аффективные разряды эпилептоида со взрывом парового котла, который прежде долго и постепенно закипал.

Аффекты отличаются силой, продолжительностью, а также жестокостью, циничностью, обнаженностью инстинктивных побуждений. В состоянии аффекта подростки иногда кажутся бесстрашными, поскольку не могут соразмерить свои силы с силами соперника. В любом случае поступки их определяются не столько рассудком, сколько влечениями. Такие подростки не прислушиваются к чужому мнению, совершенно не терпят, если им противоречат, не выносят критических замечаний в свой адрес. Они крайне себялюбивы, эгоистичны, властны и вместе с тем подозрительны, обидчивы, мелочны и придирчивы. Любое неповиновение приводит их в ярость, а затаив злобу, они могут месяцами «выслеживать» жертву, чтобы отомстить ей. Эти качества позволяют подчинить себе более сильных и старших по возрасту, в том числе и родителей.

В группе сверстников эпилептоиды всегда стремятся занять лидирующие позиции, и всякая попытка лишить их «власти» сильно бьет по самолюбию, не дает покоя, побуждает отстаивать лидерство любыми путями. В школе или в группе со строгим дисциплинарным режимом такие подростки склонны к доносам, наушничеству и делают это не по моральным убеждениям, а ради того, чтобы посмотреть, как будет мучиться, «жариться на сковородке» жертва его доноса. Чтобы добиться себе привилегий или власти над сверстниками, они угодничают, льстят учителям или воспитателям.

В семье подростки эпилептоидного типа — деспоты, полностью игнорирующие существующий порядок, семейные традиции и требующие себе особых привилегий. Не повышая голоса, они могут довести родителей до «белого каления», а потом уйти из дому и не возвращаться часами. Злопамятные и циничные, они не желают считаться даже с минимальными требованиями окружающих. Эпилептоиды способны из-за пустяка нагрубить, просто из «интереса» испортить настроение близким. Если же при этом они встречают отпор, становятся злобными и агрессивными.

Еще П. Б. Ганнушкин (1933) говорил, что эпилептоиды «люди инстинктов и примитивных влечений ... они ни в чем не знают меры: ни в безумной храбрости, ни в актах жестокости, ни в проявлениях любовной страсти». Интенсивное половое влечение, склонность к сексуальным эксцессам у эпилептоидов могут сочетаться с садистскими и мазохистскими наклонностями. Будучи неразборчивыми в половых связях, они тем не менее не стремятся к быстрой смене партнера, и не потому, что хранят верность, а просто привыкают к нему и с ним более полно удовлетворяют свой половой инстинкт. Интенсивность влечений проявляется стремлением к пьянству и употреблению наркотиков. Пьют такие подростки обычно много, предпочитая крепкие напитки. В состоянии опьянения бывают злобными, жестокими, агрессивными. Аномальность влечений нередко выражается в склонности к немотивированным побегам, бродяжничестве, стойкой суицидальной настроенности. Правонарушения таких подростков отличаются импульсивностью, бездушием, жестокостью.

Среди увлечений превалируют азартные игры, коллекционирование и виды спорта, которые позволяют «взять верх» над окружающими (самбо, каратэ, бокс). Иногда в сфере увлечений могут оказаться манипуляции и поделки, занятия, отвлекающие, успокаивающие или приносящие материальную выгоду. Один наш пациент увлекался тем, что делал из спичек дворцы. Это занятие, требующее большого терпения, снимало эмоциональное напряжение, «зло проходило, успокаивался ».

С возрастом у многих подростков вырабатываются педантизм, утрированная аккуратность, исполнительность. Некоторые из них становятся ярыми борцами за «правду» и «справедливость». Эти черты характера расцениваются как вторично- компенсаторные. Однако, по наблюдениям А. Е. Личко (1983), подобная «гиперсоциальность» чаще всего бывает односторонней: будучи подчеркнуто «правильными» в одной микросреде (в школе, на производстве), они обнаруживают крайнее себялюбие, злобность и жестокость — в другой (например, в кругу близких, в семье).

Мышление эпилептоидов отличается вязкостью и тугоподвижностью, движения — угловатостью и медлительностью. Им чаще всего чужд истинный смысл таких понятий, как гражданский долг, честь, милосердие, коллективизм, хотя они и любят бравировать ими. Они крайне эгоистичны, очень беспокоятся о состоянии своего здоровья, и вся их энергия направлена в основном на удовлетворение своих прихотей.

Азартность, необузданность, злобность, интенсивность примитивных влечений наряду с низкими моральными качествами создают у таких подростков предпосылки для различных форм девиантного поведения. Шизоидный тип. Подростки шизоидного типа отличаются замкнутостью и отгороженностью от реального мира, однако одиночество их не тяготит. Внутренний мир их наполнен фантазиями и увлечениями, но доступ туда для окружающих закрыт.

Кречмер (Kretschmer, 1921) образно сравнивал шизоидов с лишенными украшений римскими домами, ставни которых закрыты от яркого света, но в сумерках внутренних покоев которых справляются пиры. Им присуща парадоксальность эмоциональной жизни и поведения. Будучи замкнутыми и отчужденными, они могут совершенно неожиданно раскрыться перед малознакомыми, случайными людьми или проявить нежность и заботу там, где она не очень уместна. Для них характерны недостаток интуиции, неумение улавливать оттенки в поступках и словах окружающих, общую ситуацию, в которой они находятся. «Окружающий мир, — писал о шизоидах П. Б. Ганнушкин, — как будто отражается для них в кривом зеркале: все отдельные его части шизоид видит отчетливо, но отношения и пропорции между этими частями в его представлении почти всегда искажены». Шизоиды не обладают чувством «психологической дистанции», могут не вовремя заговорить или неожиданно встать и уйти, поэтому в глазах окружающих они часто выглядят чудаками, невоспитанными, а то и бестактными людьми.

Однако, как точно подметил П. Б. Ганнушкин, шизоиды «редко чудачат, чтобы обратить на себя внимание», а обусловлено это прежде всего тем, что у них «отсутствует непосредственное чутье действительности». Шизоидам чуждо сопереживание или, точнее, то состояние, которое Кречмер назвал «аффективным резонансом » к чужим переживаниям. Такой подросток может умиляться над распустившимся цветком, плакать над трупом случайно погибшей птицы, но оставаться совершенно равнодушным к горю и радости близких ему людей. Моторика шизоидов чаще всего лишена естественности и гармоничности. Они обычно неуклюжи, ходят ссутулившись или, наоборот, неестественно прямо. Иногда можно отметить несоответствие между содержанием речи и ее интонацией, мимикой, жестами.

У одних подростков с шизоидными особенностями характера выявляется ау- тичность, обидчивость, ранимость, повышенная настороженность к окружающим («сензитивные шизоиды»); у других — склонность к рассуждательству на отвлеченные темы, настойчивость и упорство в достижении своих, подчас непонятных другим, целей («экспансивные шизоиды»).

Чаще всего такие подростки проявляют недостаток инициативы. Они проводят время в одиночестве, занятые своим делом, оставаясь крайне нелюдимыми, необщительными, отгороженными в своих переживаниях от реальной действительности. Окружающий мир шизоиды обычно оценивают, исходя не из реальных условий, а сквозь призму своих фантазий, схем и отвлеченных построений. Характерные для подросткового возраста сочетания таких полярных качеств психики, как чувствительность и черствость, застенчивость и развязность, борьба с авторитетами и обожествление кумиров, — все это у шизоидов представлено в утрированном, карикатурном виде.

Недоступность внутреннего мира, сочетание полярных психических качеств, «причудливая парадоксальность эмоциональной жизни и поведения» — все это делает поступки шизоидов неожиданными и, что более важно, малопонятными для окружающих. Это ведет к нарушению контактов: шизоиду одинаково трудно как понять окружающих его людей, так и быть понятым ими. Реакции эмансипации у подростков с шизоидными чертами характера выражаются своеобразно. Они могут долго терпеть и даже не замечать гиперопеку и в то же время бурно реагировать на малейшую попытку вторгнуться без дозволения в их внутренний мир. Иногда реакция эмансипации проявляется прямолинейными и неадекватными ситуации высказываниями против существующих социальных норм и уставов, участием в кружках «инакомыслящих» и т. п.

Еще П. Б. Ганнушкин (1933, 1964) подметил, что шизоиды маловнушаемы, более того, они упрямы и негативистичны, «однако в отдельных случаях они... обнаруживают поразительно легкую подчиняемость и легковерие; непонятное соединение упрямства и податливости иногда характеризует их поведение». Это в асоциальном плане делает их нередко добычей личностей более стеничных и целеустремленных.

Реакции группирования выражены слабо, стремления к лидерству обычно нет, но благодаря своей независимости, оригинальности мышления и поведения такие подростки могут иногда занимать в группе особое положение. Увлечения отличаются постоянством и оригинальностью. Среди шизоидов немало коллекционеров, утонченных эстетов, людей, увлекающихся философией и редкими языками.

Достаточно выражены реакции, связанные с формированием самосознания, особенно реакции, обусловленные повышенным вниманием к своему внутреннему миру (рефлексиореакции). Часто это ведет к построению собственной «схемы » понимания мира, и тогда подросток в своих взаимоотношениях с окружающими исходит не из реальных условий, а руководствуется своими, подчас только одному ему понятными принципами.

Несоответствие выработанных им схем и принципов с нормами реальной жизни нередко приводит подростка к мысли о нецелесообразности существования. По мнению некоторых авторов (Личко А. Е., 1983, и др.), суицидальное поведение малосвойственно шизоидам. Однако, по нашим данным, примерно 30 % всех подростков, покончивших с собой и покушавшихся на самоубийство, имели шизоидные черты характера.

Среди шизоидов немало убежденных в своей правоте бродяг и тунеядцев, которые, по словам П. Б. Ганнушкина, «выбрали этот образ жизни из неумения и нежелания втиснуть свою оригинальную и с трудом выдерживающую подчинение личность в узкие рамки упорядоченной культурной жизни». Пьяниц и алкоголиков среди шизоидов почти не бывает, так как опьянение не вызывает у них чувства «психического комфорта», но иногда потребность в алкоголизации возникает как стремление облегчить контакты с окружающими.

Свое половое влечение шизоиды обычно таят и в половом отношении внешне выглядят холодными, с презрением относятся к «нежностям» влюбленных. Однако их внутренние переживания наполнены фантазиями эротического характера. Неумение наладить контакты с половым партнером они компенсируют цинизмом, изнуряющим онанизмом, случайными половыми связями, сексуальными девиациями.

Правонарушения шизоиды совершают обычно в одиночку, при этом криминальные акты отличаются оригинальностью, вычурностью и тщательностью подготовки. Иногда шизоиды совершают достаточно серьезные правонарушения «во имя идеи», в борьбе «за справедливость» или для признания «своим» в группе сверстников.

Психастенический тип. Основные черты характера подростка психастенического типа — тревожная мнительность, нерешительность, боязливость, склонность к бесконечным сомнениям и самоанализу.

Психастенические черты характера проявляются с раннего детского возраста, но особенно отчетливыми они становятся с началом занятий в школе, когда у ребенка появляются реальные обязанности, ответственность за порученное дело. Нередко родители возлагают слишком большие надежды на своего маленького кумира, ждут от него «исключительных» успехов не только в учебе, но и в музыке, спорте, изучении языков. Ребенок с тревожно-мнительными чертами характера не остается безучастным к этим, чаще всего завышенным, надеждам своих родителей, у него появляется страх, что он не оправдает их доверия, сомнения в своих способностях, неуверенность в своих силах.

Неуверенность и сомнения, сопровождающиеся тревогой, относятся прежде всего к собственным поступкам: правильно ли вел себя в той или иной ситуации, так ли решил задачу, не сделал ли ошибки в письменной работе, верно ли ответил учителю. Иногда сомнения приобретают характер навязчивых состояний. Навязчивыми могут быть не только мысли, но и движения, поступки, страхи. Психастеники понимают бессмысленность своих навязчивых состояний, мучительно переживают их, борются с ними, но поделать с собой ничего не могут. Страшит не столько реальное и знакомое, сколько неизведанное и предполагаемое. Они боятся за своих близких: как бы с ними чего-нибудь не случилось, как бы они не заболели, как бы не попали в катастрофу. Характерны боязливость, пугливость, чрезмерная совестливость и застенчивость. Они редко испытывают чувство радости, а беззаботное веселье им почти недоступно.

Психастеники нерешительны и робки. Постоянно взвешивая все обстоятельства «за» и «против», они утопают в бесконечных сомнениях. Поэтому всякая инициатива для них затруднительна, а принятие окончательного решения — мучительно. Но уж если решение принято, оно должно быть исполнено немедленно, так как любые ожидания представляют не меньшую муку, чем сам процесс принятия решения. Страшась неудач и возможных трудностей, при выполнении задуманного такие подростки становятся нетерпеливыми, настойчивыми, требовательными. Внешне это иногда выглядит как необоснованный, лишенный душевной мягкости формализм.

С возрастом вырабатывается компенсаторный педантизм как форма защиты от различного рода случайностей и неожиданностей. Подростки с психастеническими чертами характера плохо переносят любые нарушения привычного жизненного уклада. Всякая смена обстановки делает их еще более неуверенными в себе, у них нарастает тревога, боязнь не справиться с новыми трудностями.

В противоположность истероидам, психастеники не любят находиться в центре внимания. Они знают урок, но отказываются отвечать, потому что боятся неудачи; нужно извиниться — они не решаются; нужно поблагодарить — они стесняются. Нерешительность и робость часто проявляются в невозможности противопоставить свое мнение чужой воле. Подростки с психастеническими особенностями характера совершают асоциальные поступки чаще всего не потому, что склонны к ним, а «за компанию», так как им «неудобно отказать» своим более настойчивым и инициативным сверстникам.

Нерешительность, застенчивость и склонность к постоянным сомнениям нередко компенсируются напускной самоуверенностью, нарочитой решительностью, развязностью и даже грубостью.

Подростки с психастеническими чертами характера слывут интеллектуалами, мечтателями, теоретиками, и в этой области они действительно сильны, но в принятии решения, в обычных житейских делах они полностью несостоятельны и беспомощны.

Такие подростки мягки, деликатны, уступчивы, исполнительны, однако постоянные сомнения, неуверенность в себе, тревога за близких и боязнь не выполнить порученное делают их порой надоедливыми, «занудливыми». Реакции эмансипации у психастеников выражены слабо. Наоборот, в силу нерешительности и беззащитности они постоянно ищут поддержку у окружающих и патологически привязаны к своим близким. Слабо выражены у них и реакции группирования. Они тянутся к сверстникам, но общению мешает робость и низкая коммуникабельность. Они чувствуют себя хорошо только в компании себе же подобных, а в неформальных подростковых группах чаще всего выполняют роль «шестерок», хотя иногда им доверяют должность «хранителя традиций». В вопросах секса такие подростки нерешительны. Для них целое событие — пригласить девушку на танцы, а тем более поцеловать ее. Поэтому рано возникающее половое влечение часто трансформируется в изнурительный онанизм или транзиторные сексуальные девиации.

Реакции, связанные с формированием самосознания, проявляются прежде всего в усиленном внимании к своему внутреннему миру. Повышенная мнительность и неуверенность способствуют тому, что подростки с психастеническими особенностями характера постоянно «копаются» в своих мыслях и чувствах, оценивают и переоценивают свои интеллектуальные возможности и душевные качества. «Собственная психика является для него, — писал П. Б. Ганнушкин о психастенике, — как бы театром, где разыгрывается сцена какой-то идеологической комедии, на представлении которой он сам присутствует в качестве далеко не безучастного зрителя». Свое мироощущение, накопившийся жизненный опыт позволяют подросткам все более часто сравнивать себя со взрослыми, пытаясь найти свое место в их мире. Они усиленно ищут ответ на вечный вопрос о «смысле жизни», стараются разобраться в таких категориях, как честь, справедливость, человеколюбие и т. п. С этой целью штудируют книги, особенно по биологии и философии. Не находя в них готового ответа на свои вопросы, увлекаются «модными » теориями, впадают в мистику или вступают в кружки «инакомыслящих». Обычно замкнутые и нерешительные, в узком кругу единомышленников такие одростки склонны «пофилософствовать», однако потом тяжело переживают, то в минуты откровения «наговорили лишнего».

Рассуждения о смысле жизни, осмысление ее конечности, сравнение идеалов и действительности, открытие существующей «несправедливости» нередко приводят подростка к выводу о бессмысленности существования. Суицидальные действия, совершаемые психастениками, обычно заранее продуманы и не рассчитаны на зрителя.

Страдая от своей нерешительности, неловкости в общении с окружающими, такие подростки нередко прибегают к алкоголю или наркотику как к средству, помогающему преодолеть эти трудности. В состоянии опьянения они становятся смелыми, решительными, уверенными в себе, легко вступают в контакт с окружающими. Состояние похмелья у таких людей очень тяжелое. Наутро после выпивки их терзают угрызения совести, они вспоминают подробности «похождений », анализируют каждое сказанное слово, казнят себя за это. Но вечером, чтобы обрести душевный покой и восстановить контакты, они снова прибегают к вину. Появляется патологическая зависимость от алкоголя. Теперь уже без допинга подросток не может поддерживать обычные связи со сверстниками, быть в их компании. И вот скромный, застенчивый, нерешительный юноша становится завсегдатаем застолий, а в пьяном виде бравирует дерзостью, циничностью, половой распущенностью.

Сензитивный тип. Формируется в старшем подростковом возрасте (16— 18 лет), когда молодой человек вступает в самостоятельную жизнь. Основные черты характера подростков этого типа — чрезмерная впечатлительность и выраженное чувство собственной неполноценности. Робкие, застенчивые и в то же время себялюбивые, такие подростки крайне ранимы и обидчивы. Это, как писал П. Б. Ганнушкин (1964), «нежные, тонко чувствующие натуры, страдающие от всякого грубого прикосновения».

Мимозоподобность их проявляется в повышенной чувствительности ко всякого рода внешним раздражителям. Они вздрагивают при внезапном звуке, не переносят боли, боятся темноты, теряют сознание только при одном виде крови, избегают острых ощущений, шумных компаний, публичных выступлений. Из-за боязни показаться неуклюжими сторонятся эстрады, спортивных состязаний, не любят заниматься общественной работой. У них рано развивается чувство гражданского долга, чести, человеческого достоинства. Лгать и изворачиваться подростки с сенситивными чертами характера не умеют, даже если без этого у них возникнут дополнительные трудности. Им чуждо стремление к авантюрам и приключениям сомнительного характера. Они предъявляют высокие моральные требования к себе, но требуют того же и от окружающих. Всякое столкновение с ложью, грубостью, цинизмом, несправедливостью глубоко ранит их и надолго выводит из равновесия.

Самооценка у лиц с сензитивными чертами характера, как правило, занижена: они считают себя людьми, «далекими от идеалов». В то же время любая насмешка в их адрес, малейшая подозрительность в нечестности, в неблаговидности их поступков воспринимаются как обида, переживаются долго и тяжело. Несоответствие между завышенными требованиями, предъявляемыми к себе, к жизни, и реальным положением вещей создает цепь психотравмирующих ситуаций, под воздействием которых сенситивные подростки легко впадают в состояние уныния, тревоги, страха, что нередко приводит их к длительным субдепрессивным состояниям.

Чтобы как-то скрыть чувство собственной неполноценности и легкую ранимость, многие подростки с сенситивными чертами характера склонны надевать на себя маску развязности, грубости, нарочитой веселости. Однако первая же ситуация, бьющая по самолюбию, легко разрушает эту хрупкую компенсаторную конструкцию.

Реакция гиперкомпенсации нередко проявляется в выборе видов спорта, требующих силы, смелости, ловкости. Мальчики увлекаются борьбой, авторалли; девочки — альпинизмом, прыжками с парашютом. Они пытаются самоутвердиться именно в тех ситуациях, где чувствуют свою неполноценность, и нередко добиваются выдающихся результатов.

Реакция эмансипации выражена слабо и часто уступает место конформности, реакции имитации. Робкие и малозаметные в семье и обществе, они послушно выполняют чужую волю и редко отвечают на насмешки и упреки. Однако постоянно накапливающаяся обида может неожиданно для окружающих выплеснуться наружу, спровоцированная очередной грубостью. Такая реакция доведенного до отчаяния подростка может сопровождаться плачем, бранью, уходами из дому, агрессией в адрес обидчика или попыткой к самоубийству.

Подростки с сензитивными чертами характера не отгораживаются от товарищей, у них, в отличие от шизоидов, хорошо развиты интуиция, чувство сострадания и сопереживания, но в силу повышенной стеснительности и легкой ранимости они предпочитают группе сверстников одного-двух близких друзей, с которыми делятся своими заветными мечтами и которым всегда готовы прийти на помощь.

Сексуальное влечение всегда связано с обостренным чувством собственной неполноценности, «непривлекательности» и нередко проявляется онанизмом или транзиторными сексуальными девиациями. Особенно частыми и выраженными бывают реакции, связанные с повышенным вниманием к своей внешности (дисморфореакции). Предметом переживаний могут быть «некрасивое» лицо, угреватая кожа, маленький или «чересчур» большой рост, «чрезмерная» худоба или полнота, «недоразвитые» половые органы и т. п.

Гипертрофированное чувство собственной неполноценности усиливает эти переживания и делает и без того нескладного, неуклюжего в этом возрасте подростка особенно ранимым, чувствительным ко всяким замечаниям и насмешкам, касающимся его внешности. Такие подростки начинают сторониться общества, перестают ходить в спортзал и на пляж, избегают свиданий и нередко приходят к мысли, что жить «таким уродом» не имеет смысла. Суицидальные действия сенситивных подростков лишены демонстративности, нарочитости и часто бывают полной неожиданностью для окружающих.

Астенический тип. Характеризуется в основном повышенной раздражительностью, быстрой истощаемостью и склонностью к ипохондрическим образованиям. Астенические черты характера проявляются уже в детском возрасте, но окончательное их «структуирование» происходит только к концу пубертатного периода (Сухарева Г. Е., 1959; Буянов М. И., 1968; Гурьева В. А., 1971). В детском возрасте астенические черты обычно недифференцированны, но чем старше подросток, тем отчетливее проступает неоднородность астенического синдрома, лежащего в основе этого типа особенностей характера.

Мы выделяем два варианта типов астенических особенностей характера: ги- перстенический и гипостенический. Основными критериями такого разделения явилось преобладание в структуре того или иного варианта повышенной раздражительности или истощаемости.

Следует отметить, что такая постановка вопроса не нова. На неоднородность группы «астеников» обращали внимание Е. А. Попов (1958), Б. С. Бамдас (1961), Н. И. Фелинская (1975), Р. Шнайдер (Schneider, 1923) и др. П. Б. Ганнушкин (1933) от «вялого типа неврастеника — ипохондрика» отличал лиц с повышенной раздражительностью и взрывчатостью, у которых наряду с истощаемостью отмечается «резко выраженная склонность к увлечению той или иной работой, теми или другими интересами».

Гиперстенический вариант. На первый план выступает повышенная раздражительность, несдержанность, склонность к аффективным реакциям. Вспышки возбуждения непродолжительны, но часто повторяются. Аффект не достигает большой силы (в отличие от аффекта у лиц с эксплозивным типом) и не всегда Направлен по адресу. Характерно «смещение аффекта» по типу «реакции мимо », когда вспышка гнева направлена не на «обидчиков», а на случайных людей (Н. И. Фелинская, 1975).

К своим поступкам, в том числе и вспышкам раздражения, такие лица относятся достаточно критично и в последующем сожалеют о них. Они суетливы, не могут спокойно усидеть на месте, все время куда-то спешат, торопятся, у них ни на что не хватает времени. Деятельность их в короткий промежуток времени может быть весьма продуктивной, но они скоро устают, отвлекаются и, не окончив работу, бросают ее. При занятиях умственным трудом, гиперстеникам трудно сосредоточить внимание, что проявляется повышенной отвлекаемостью, рассеянностью и плохим запоминанием. Неудачи в работе вызывают недовольство собой и окружающими. Подчас их «выводят из себя» такие обычные, легкопереносимые другими, раздражители, как присутствие «посторонних», негромкий разговор и т. п. Раздражительность усиливается, если подросток садится за чтение, готовит уроки или старается заснуть.

Повышенная возбудимость и быстрая истощаемость часто проявляются чувством голода, но стоит начать есть, как аппетит исчезает. Для таких лиц характерны быстрое и легкое половое возбуждение, непродолжительная эрекция и быстрая эякуляция. Гипостенический вариант. Проявляется прежде всего повышенной психической истощаемостью, быстро возникающим чувством усталости, отсутствием душевной и физической бодрости.

Круг интересов таких подростков обычно снижен и ограничен анализом собственных болезненных ощущений. Они пассивны и сторонятся сверстников. Их легко обидеть, они часто и по малейшему поводу плачут, но не так, как гиперсте- ники — навзрыд и с бранью, а тихо, отвернувшись лицом к стенке. Трудоспособность гипостеников снижена, они быстро утомляются, а потому стараются избегать всяких мероприятий, связанных с психическим напряжением или интенсивной физической нагрузкой. Быстрая истощаемость порождает чувство неуверенности в себе. Все новое кажется трудным или непосильным, а поэтому такие подростки стараются не менять привычной для них обстановки. Сон, несмотря на внешнюю заторможенность, нарушен. Аппетит и половое влечение снижены.

Характерная черта подростков с астеническими чертами — склонность к ипо- хондризации. Опасаясь различных заболеваний, они постоянно прислушиваются к своим телесным ощущениям, охотно обследуются и лечатся. Малейшие нарушения функции внутренних органов расцениваются ими как признаки «тяжелой » болезни, а постоянные мысли об этом способствуют усилению вегетативной неустойчивости. В этих случаях любое неосторожное слово, особенно из уст медицинского работника, может привести к развитию невроза. Нередко мысли о болезни и забота о своем здоровье становятся доминирующими и определяют все поведение подростка.

Компенсаторные характерологические особенности выражаются преимущественно в утрированной добросовестности, исполнительности и добровольном отказе от многих развлечений, связанных с повышенным психическим и физическим напряжением.

Реакции эмансипации, группирования, а также сексуальная активность выражены слабо. В то же время реакции, связанные с формированием самосознания, по частоте и силе проявления приближаются к таковым у подростков с психастеническими и сенситивными типами особенностей характера.

Истероидный тип. Относительно чаще встречается у девочек. Наиболее характерные черты — стремление быть в центре внимания, демонстративность, театральность, потребность постоянно вызывать удивление и восхищение, склонность к позерству. Для этого используются всевозможные средства: экстравагантная одежда, сверхмодная прическа, эстрада, необычные виды спорта, специальности, где можно быть все время «на виду» (официантки, продавщицы, манекенщицы и т. п.). Претензии истероидных подростков почти всегда превышают реальные возможности. «Стремление казаться больше, чем это есть на самом деде » Ясперс считал главным стимулом всего поведения истероидной личности. Равнодушие и пренебрежение для таких подростков хуже, чем презрение. Иногда они сами создают «скандальные» ситуации только для того, чтобы на них обратили внимание. Они озлобляются, если окружающие не замечают их «выдающихся качеств» или в их присутствии кого-то хвалят, ставят в пример. Для них враг любой, кто игнорирует их признание, и наоборот, они мягки, заботливы и ласковы по отношению к тем, кто восхищается ими, популяризирует их «незаурядность» и успехи.

Поведение истероидного подростка неестественно, нарочито и всегда рассчитано на зрителя. Он может даже совершить красивый, сопряженный с опасностью поступок, но для этого должен знать, что на него смотрят, им любуются и восторгаются. Такие подростки легковнушаемы, конформны, но только в том случае, если это соответствует их потребности произвести впечатление, быть героем дня.

Чтобы выставить себя в лучшем свете, истероидные подростки склонны лгать и фантазировать. В своих рассказах они любят разыгрывать роль смелых путешественников, сыщиков, людей с необычайными, «сверхъестественными» возможностями. Чаще всего фантазии истероидов носят альтруистическое содержание, но иногда могут иметь и криминальную асоциальную окраску. Самооговоры среди подростков с истероидными чертами характера — явление довольно частое. Стремление казаться «интересным», «нестандартным» заставляет их почти все время разыгрывать какую-либо роль: то они напускают на себя вид разочарованного, отрешенного от мира человека, и тогда даже в минуты опасности лицо их выражает скуку или хладнокровие, то, наоборот, изображают «хохотушку», «рубаху-парня», чувственную натуру.

При конфликтах с окружающими такие подростки часто рыдают, закатывают глаза, падают на пол, судорожно подергиваются... Однако подобные реакции носят характер театральности, наигранности: падают они обычно не на пол, а на ковер и обязательно в присутствии зрителей. Если зрителей нет, реакция сразу же прекращается. Такое поведение помогает подростку «выйти» из конфликтной ситуации, а иногда является средством шантажа и вымогательства. Нередко истерические реакции могут выражаться в демонстрации самоубийства. При этом Чаще других способов используются поверхностные порезы вен, «отравление» Малоядовитыми лекарствами. Обычно они пишут «предсмертные» записки с указанием места и времени самоубийства, а также условий, на которых они согласны остаться жить.

Обращает на себя внимание слабость абстрактного и преобладание конкретного чувственно-образного мышления. Истероидные подростки легко усваивают все новое, но глубины знаний, так же как и глубины чувств, у них нет. Эмоциональная незрелость проявляется в неустойчивости и поверхностности интересов, привязанностей симпатий и антипатий.

По мнению Г. Е. Сухаревой (1959), основу формирования истероидной личности составляет дисгармонический инфантилизм. В группе сверстников подростки с истероидными чертами характера обычно претендуют на лидерство, но, не обладая ни упорством эпилептоида, ни энергией гипертима, оказываются не на высоте положения и, как только замечают, что интерес и доверие окружающих к ним ослабевают, отказываются от лидерства или стремятся сменить группу.

Элемент театральности присутствует почти всегда и в сексуальном поведении: юноши любят прихвастнуть своими «победами»; девочки часто занимаются самооговорами, желая предстать в глазах окружающих опытными, «неотразимыми» дамами.

Стремление быть объектом внимания, театральность представляют собой благоприятную почву для пьянства. Подростки с истероидными чертами характера стремятся к «экстравагантным» напиткам (шампанское, импортные вина), редким наркотикам. Они склонны преувеличивать свою приверженность к алкоголю, однако, бравируя, могут доводить себя до тяжелой степени опьянения. Неустойчивый тип. Характеризуется прежде всего психической незрелостью, которая проявляется поверхностностью суждений, поспешностью выводов и в итоге приводит к легкомысленным поступкам.

Основные черты неустойчивого типа характера — слабоволие, повышенная внушаемость и пассивная подчиняемость, отсюда невозможность выработать постоянные стойкие формы реагирования. Типично отсутствие устойчивых побуждений, влечений, желаний, стремлений.

Такие подростки непослушны, непоседливы, с трудом усваивают правила поведения. Их поступки определяются обычно не внутренней убежденностью, а случайными внешними обстоятельствами. Чаще всего стойких интересов и собственного мнения у них нет. Они склонны к случайным знакомствам, любят «побалдеть » под гитару и громкую музыку. Обидчивы, любят похвалу, но и то и другое быстро забывают. Подростки с неустойчивым типом характера простодушны, доверчивы, общительны, но привязанности их нестойки и поверхностны. Не пе- ренносят трудностей, не любят преодолевать препятствий, поэтому ищут сиюминутных легких удовольствий. Чаще всего они равнодушны к своему будущему, по крайней мере, не думают о нем и живут «сегодняшним днем». Такие подростки трусливы, боятся наказания родителей, но не могут устоять перед соблазном новых легких удовольствий и идут «на поводу» у более инициативных и целеустремленных сверстников. Они легко поддаются влиянию окружающей их микросреды и плывут по течению, подражая большинству. В социально благоприятной среде они неплохо адаптируются и мало чем отличаются от окружающих. В асоциальной группе быстро усваивают ее нравы, «законы», забрасывают учебу, часами болтаются без дела по улицам, ведут распущенный образ жизни, совершаю правонарушения.

Длительное волевое напряжение для них невозможно, любой труд, требую щий упорства и устойчивости интересов, быстро надоедает. Поэтому подростки неустойчивым типом характера не любят учиться, не достигают высоких спор тивных результатов. Поведение их требует постоянного надзора, а труд — пону- каний и контроля.

Такие подростки склонны к подражательству, конформности. Они неинициативны, внушаемы и легко поддаются мнению большинства. Реакция эмансипации у неустойчивых подростков формируется рано, но не отличается силой и стойкостью. Они плохо переносят мелочную опеку, но быстро сникают перед волевой личностью или мнением коллектива. Самое страшное для таких подростков — одиночество. Оставаясь наедине с собой, они не знают, что делать, как поступить, чем занять себя. Поэтому у них реакция группирования достаточно выражена. Однако в неформальной группе эти подростки в силу своей слабохарактерности почти всегда играют второстепенную роль исполнителя чужих желаний.

Сексуальные влечения не отличаются большой силой и часто служат источником развлечений. На глубокое чувство, настоящую любовь, как и на преданную дружбу, такие подростки обычно не способны. Попадая под влияние асоциальной компании, они рано начинают половую жизнь, легко склоняются к половым извращениям.

Реакции, обусловленные формированием самосознания (дисморфореакции, рефлексиореакции), для неустойчивых подростков нехарактерны. У них рано появляется тяга к праздным развлечениям и асоциальному образу жизни. Но и здесь нет постоянства и целеустремленности. Правонарушения они совершают, чтобы «поразвлечься», машины угоняют, чтобы «покататься», бродяжничают, чтобы «убить время». Не случайно еще классик немецкой психиатрии Э. Крепе- лин (Kraepelin, 1915) писал о «нецелеустремленной криминальности неустойчивых ».

Суицидальное поведение для неустойчивых подростков нетипично, но иногда они могут совершить самоубийство «за компанию», под влиянием «сильной личности ».

В поисках удовольствий и развлечений такие подростки нередко прибегают к алкоголю и наркотикам. Приобщаются к выпивкам рано (с 12-13 лет), обычно в семье или компании с асоциальными тенденциями. Для них важно не столько само опьянение, сколько ритуал выпивки, возможность поразвлечься, покуражиться в кругу сверстников. Предпочитаются не очень глубокие стадии опьянения, а поэтому вино привлекает больше, чем водка. Несмотря на это, алкоголизм у них формируется достаточно быстро.

Эмоционально-лабильный тип. Входит в состав более обширной группы, которую Кречмер (Kretschmer, 1921), а затем П. Б. Ганнушкин (1933) назвали «циклоидами ». Помимо эмотивно-лабильного П. Б. Ганнушкин к группе циклоидов относил конституционально-депрессивный, конституционально-возбудимый и цик- лотимический типы.

По нашим наблюдениям, в подростковом возрасте наиболее часто встречаются Два типа особенностей характера аффективного круга: эмоционально-лабильный («эмотивно-лабильный») и гипертимный («конституционально-возбудимый»). Для личностей с эмоционально-лабильными чертами характерна частая смена настроения по малейшему, незаметному для постороннего глаза поводу. Иногда настроение меняется по нескольку раз в течение дня и колеблется от «безудержного веселья до приступов полного отчаяния».

Беззаботно-веселый, жизнерадостный, бодрый, энергичный подросток «вдруг» становится унылым, печальным, грустным, подавленным. Какое-то время он может блистать остроумием, веселить всех, быть «заводилой», а затем при незначительной неприятности сникнуть и с печальной улыбкой смотреть на веселье, душой которого он был минуту назад. Иногда веселье и оптимизм сменяются раздражительностью, несдержанностью, неуверенностью в себе, тревогой, и тогда подросток начинает грубить окружающим или пытается уединиться. Порог эмоциональной выносливости таких подростков очень невысок. Они чрезвычайно чувствительны к похвалам, вниманию, поощрениям и тогда готовы «горы свернуть», но малейшая обида, насмешка, наказание тут же повергают их в уныние.

Частая смена настроения не исключает глубины чувств и переживаний. Такие подростки способны искренне и преданно любить, сопереживать чужому горю, испытывать чувство привязанности к близким и друзьям, но только в том случае, если пользуются взаимностью.

У эмоционально-лабильных подростков нередко отмечаются хронические вялотекущие соматические заболевания, склонность к аллергическим реакциям, вегетативно- сосудистая неустойчивость.

Реакции эмансипации выражены в неблагоприятной среде и отсутствуют там, где подросток окружен теплом, вниманием, не встречает резкой оппозиции своим быстрым перепадам настроения.

Тяга к группированию сохранена, но быстрая смена состояний от гипертими- ческих до дистимических препятствует установлению устойчивого контакта со сверстниками.

Реакции, обусловленные половым формированием, проявляются достаточно рано, но сексуальное влечение крайне неустойчиво, зависит от смены настроения. Половые эксцессы и сексуальные девиации встречаются редко. Реакции, связанные с формированием самосознания, могут быть выраженными, но всегда непродолжительны. В периоды плохого настроения подростки склонны к рефлексии, самокопанию во внутреннем мире, скептически относятся к своим физическим и духовным возможностям, но нередко уже через несколько часов фон настроения повышается, и весь мир представляется в радужных тонах. Делинквентное поведение для таких подростков нехарактерно, но в период дистимии они бывают несдержанны, утрачивают чувство меры. В таком состоянии они могут поругаться с родителями, нагрубить учителю, уйти из школы, бросить начатую работу, но вскоре пожалеть об этом.

Суицидальные мысли возникают внезапно и быстро реализуются, но чаще всего попытки к самоубийству носят «несерьезный», демонстративный характер- Поведение таких подростков крайне трудно прогнозировать. Это люди настроения: «по настроению» они могут ввязаться в драку и совершить правонарушение, напиться и завести любовную интрижку, нагрубить старшим и уйти из дому, но стойкой тенденции к девиантному поведению у них нет. Может быть, именно поэтому они сравнительно редко попадают в поле зрения психиатров. Гипертимный тип. Главная черта лиц с гипертимным типом особенностей характера — постоянно повышенный фон настроения. Такие подростки всегда преисполнены безудержного оптимизма и беззаботного веселья. Они энергичны и предприимчивы. У них всегда цветущий, жизнерадостный вид. Мимика их жи- вая и выразительная, движения быстрые и целеустремленные.

Они отличаются неугомонностью, шумливостью, непослушностью. Им всегда и до всего есть дело, они ловки и изворотливы, но очень плохо переносят любой режим и дисциплину. Общительны, любят находиться в кругу сверстников, нередко являются заводилами различного рода «приключений». Уже с детского возраста они склонны к риску и авантюре. Им постоянно нужны новые впечатления: новые люди, предметы, игры, ситуации. Для них мучительны монотонность и однообразие.

Гипертимы плохо переносят любую гиперопеку, не терпят нотаций и нравоучений, бурно реагируют на запреты и ограничения, но незлопамятны и легко прощают обиды.

Такие подростки не могут соблюдать дистанцию в отношениях со взрослыми, свою беззастенчивость и прямолинейность любят выдавать за смелость и самостоятельность. Они, как точно подметил П. Б. Ганнушкин, «просто просматривает границу между дозволенным и запретным».

Им чужды скромность и угрызения совести. Самомнение у них гипертрофированно, а поэтому любая критика только вызывает раздражение. Инициативность и энергичность чаще всего сочетаются с изменчивостью и поверхностностью интересов; предприимчивость — с отсутствием целеустремленности; хорошие способности — с недостаточной выдержкой и легкомыслием. Поэтому вся их жизнь состоит из взлетов и падений. Учатся они неровно. Легко добиваются успехов, но тут же все теряют. Блестяще начинают интересное дело, однако редко оводят его до конца.

Гипертимы склонны ко лжи и хвастовству, которые направлены обычно на ут- ерждение их авторитета. «Хлестаковщина» — характерная их черта. Рассказывают они обычно интересно, одухотворенно, но не терпят возражений и слушают олько себя. На окружающий мир смотрят сквозь «розовые очки», а будущее представляется им безоблачным и полным радужных перспектив. Реакции эмансипации у гипертимных подростков возникают часто, но не отличаются ни глубиной, ни продолжительностью. Неумение подчиняться и счи- аться с чужим мнением способствует раннему стремлению уйти из-под опеки тарших, но самостоятельности хватает ненадолго.

В группе сверстников такие подростки стараются занять лидирующее положение, и на какое-то время, благодаря кипучей энергии и беззастенчивости, им то удается. Однако неустойчивость интересов, легкомыслие, высокомерие мешают длительно удерживаться в этой роли. Особенно трудно адаптируются гипер- имы в коллективах, где правилами и инструкциями регламентируются не только труд, но и досуг (школы-интернаты, служба в вооруженных силах и т. п.). Реакции увлечения у таких подростков отличаются богатством и разнообра- ием, но в то же время и крайней непостоянностью. Все, что требует усидчивости, Аккуратности, терпения, им не под силу.

В вопросах любви и морали подростки с гипертимным типом характера неразборчивы, нещепетильны и стремятся как можно скорее реализовать свои сексуальные влечения. Для них не имеет большого значения, с кем они вступают в половую связь, их не волнует, что за этим последует, как на это посмотрят окружающие, лишь бы это было скорее. Они легко влюбляются, но на постоянную, преданную любовь не способны. Если объект влюбленности не уступает, они бросают его и находят другой. Выраженной склонности к сексуальным девиациям такие подростки не имеют, но онанизм и промискуитет среди них распространены довольно широко.

Реакции, связанные с формированием самосознания, для подростков с гипер- тимными чертами нехарактерны.

Нетерпимость к гиперопеке, выраженное стремление к независимости, ненасытная жажда деятельности и острых ощущений нередко толкают таких подростков к побегам из дому и бродяжничеству. Убегают они обычно летом, после очередного конфликта, чаще, чтобы просто «покататься», «посмотреть свет». Иногда умудряются проникать на корабли или ездят «зайцем» на поездах и автобусах. Чтобы в пути не было скучно, выбирают себе попутчика. В дороге легко устанавливают контакт с незнакомыми людьми, проявляют незаурядную смекалку и выносливость. Они быстро забывают причину, из-за которой «ушли из дому», их интересует сам процесс путешествия, смена мест и впечатлений, а после того, как «все надоест», без большого зазрения совести возвращаются домой.

Гипертимные подростки любят выпить и «побалдеть» в веселой компании, участвовать в рискованных «делах». В правонарушениях их привлекает в первую очередь не нажива, а стремление к приключениям, пьянящее ощущение опасности, желание выглядеть «героем» в глазах асоциальных сверстников. Жестокость, агрессивность, равно как и аутоагрессивные действия, для подростков с гипер- тимными чертами характера нетипичны.

Популярная методика психологической диагностики акцентуированных черт характера у подростков — «Патохарактерологический диагностический опросник» (ПДО) (Личко А. Е., 1983, 1999) представлена в Приложении .







АПТЕКА ИФК