у

Информация, размещенная на сайте, предназначается служить дополнением, а не заменой отношениям между пациентом и его врачом.




Растройства речи.

Мы уже показали, как происходит развитие речевой деятельности ребенка, на какой стадии оно находится к двум годам, и объяснили, почему речь можно считать составной частью личности малыша.

Она включает в себя устную речь, слово, и все коммуникационные элементы — элементы связи между человеческими существами, в частности, чтение и письмо. Мы увидим позже, в какой зависимости от развития речи находятся школьные достижения ребенка и в какой мере его трудности при обучении связаны с нарушениями возможностей приобретения навыков чтения и письма, что, к сожалению, в последнее время наблюдается все чаще и чаще.

Родителей часто очень беспокоит то обстоятельство, что их малыш поздно, с их точки зрения, начинает говорит. Они считают это отклонением от нормы, задержкой развития, и приводят малыша на консультацию к педиатру.

Они ссылаются на то, что соседский ребенок того же возраста «очень хорошо говорит», чисто произносит все звуки, внятно артикулирует, а если малыш чуть постарше — что его приятель 2 — 2,5 лет «уже строит фразы, и как!», а их дитя обходится лишь несколькими слогами, какими-то бессвязными, разрозненными словами, и даже в том случае, когда знает много слов, все равно говорит «на птичьем языке», сокращая их до двух-трех слогов и произнося совершенно неразборчиво.

Как правило, все родители, находящие у своих детей такие нарушения, говорят одно и то же: ребенок абсолютно все понимает, выполняет любые просьбы, умеет делать все, что положено в его возрасте, нормально играет, но вот не сопровождает свою деятельность речью такой, какую следовало бы от него ожидать. Короче: «Доктор, он плохо говорит!», независимо от того, много и невнятно он болтает или вообще молчалив.

Поверьте, в два — два с половиной года все это не имеет большого значения при условии, что вы абсолютно уверены: у ребенка все 6 порядке со слухом. Внимательная мать всегда очень хорошо знает, слышит ли ее малыш, к примеру, тихий шепот. Поэтому при малейших подозрениях на нарушение слуха надо немедленно показывать ребенка педиатру, а лучше — прямо отоларингологу.

Внимательные наблюдения за детьми, начинающими поздно говорить или страдающими дислалией, — эти два отклонения часто смешиваются, — иногда позволяют прийти к простому заключению о том, что задержка не связана ни с какими серьезными причинами. Ну, начал ребенок говорить позже того возраста, который установлен в качестве нормы, но норма же это — средняя величина! И, как правило, у одних постепенно, а у других очень быстро развивается совершенно нормальная речь: заговорит малыш в один прекрасный день, и все счастливы, и все забыли, что совсем недавно считали его «отсталым».

В таких случаях кажется, будто ребенок долго копил знания, после чего они внезапно «выскочили» на свет божий. Иногда это происходит только к 3, 3,5, даже 4 годам. И происходят забавные казусы. Мне случалось предупреждать матерей, что то, что скажет заговоривший поздно ребенок, вполне может оказаться им не по вкусу, потому что часто он начинает говорить только после нескольких месяцев пребывания в яслях или в детском саду. Там он мгновенно усваивает «плохие слова», которые дети так любят повторять года в четыре, и только этот «словесный взрыв», наблюдаемый в подобных случаях, и дает ребенку возможность полностью овладеть речью.

Известно очень много примеров из жизни великих людей, подтверждающих это. Так, например. Эйнштейн заговорил очень поздно, равно как и многие члены его семьи. В одних семьях дети начинают говорить с пеленок, в других гораздо позже, и это ни в коей мере не зависит от того, насколько интеллигентна и умственно продвинута та или иная семья.

В каком же возрасте следует посоветоваться с врачол4, если вам кажется, что ребенок отстает в речевом, развитии? Самое позднее — в 3 года, если задержка кажется вам существенной, а если она сопровождается и поведенческими нарушениями, то гораздо раньше. Потому что у маленького ребенка речь — всего лишь составная часть всего комплекса его коммуникаций, лишь один из элементов, помогающих ему наладить контакты с ближайшим его окружением.

Если расстройства речи оказываются одним из проявлений затруднения таких контактов, нужно без колебаний и не откладывая дела в долгий ящик идти за советом к врачу.

Практически всегда в таких случаях врач советует отдать ребенка в детский сад. Общение со сверстниками способствует улучшению речи, и очень часто маленький человек, который в три года говорил мало и плохо, в три с половиной начинает говорить гораздо лучше, а в четыре объясняется совершенно свободно, чисто выговаривая все звуки. Врач может и должен помочь матери устроить ребенка в детский сад в том случае, если ей отказывают под тем предлогом, что он переполнен или что она не работает. Медицинская справка, подтверждающая, что данному ребенку необходим постоянный контакт с другими детьми его возраста, всегда принимается во внимание.

Следовательно, вполне возможен именно такой ход событий: улучшение, потом внезапное «исцеление». Иногда после него остаются кое-какие нарушения речи (например, шепелявость, картавость), но они либо проходят с возрастом сами по себе, либо устраняются в результате занятий с логопедом.

В иных случаях некоторый прогресс наблюдается, но он явно недостаточен, и к 3,5 , даже к 4 годам ребенок еще говорит плохо.

Это может выражаться по-разному. Иногда он пользуется обширным словарем, но произносит их невнятно или, как кажется, вообще говорит на каком-то «тарабарском языке» — так, что сто способны понять только мама или няня. Ребенок говорит плохо, но нет никаких явных причин, которые помешали бы ему говорить хорошо. Какой вывода Он не умеет или не может выполнять правильно те движения, которые обеспечивали бы правильную артикуляцию. В таком случае ему поможет врач-невропатолог, а логопед научит его правильным движениям, если не существует никакой неврологической патологии, которая не позволяла бы языку, губам, гортани делать то, что им положено. Если у малыша что-то не так с зубами или существуют аномалии полости рта, носовых полостей (гнусавость, например, часто объясняется бесконечными насморками, постоянной заложенностью носа), нужно обязательно провести курс лечения у компетентных стоматолога, ортодонта или отоларинголога. Но нередко случается, что причина вовсе не в этом.

Ребенок, у которого раньше замечалось лишь простое отставание в речи, теперь страдает выраженной дислалией. Это нарушение речевого развития во многих случаях является свидетельством того, что существуют какие-то нарушения в развитии личности ребенка или в его взаимоотношениях с ближайшим окружением. В частности, очень часто оно возникает тогда, когда после рождения маленьких брата или сестры ребенок бессознательно стремится остаться совсем маленьким и сохранить благодаря этому теснейшие связи с мамой.

Вот почелсу нельзя при всяком удобном и неудобном случае поправлять ребенка, который плохо говорит. Никто из членов семьи не должен «бороться с расстройствами речи». Конечно, когда этим займется специалист-логопед, способный рассмотреть все проблемы, играющие хоть какую-то роль в возникновении нарушения (элюциона-льные, связанные с произношением отдельных звуков, с поведением), родители (нередко — отец) могут и должны помогать ему, делая с ребенком каждый день специальные упражнения. Долго ли будет логопед работать с вашим ребенком или курс окажется кратким, заранее никогда не скажешь, но в определенной степени прогнозировать это можно.

Я не раз сталкивался с казавшимися очень тяжелыми нарушениями речи, которые после нескольких бесед с ребенком и членами его семьи исчезали как по волшебству. Беседы эти помогали установить причину семейного конфликта или обнаружить неосознанное желание ребенка вернуться в раннее детство, т. е. выявить, почему возникли нарушения, а иногда этого оказывается достаточно, чтобы ликвидировать последствия.

В других случаях, наоборот, требуется долгая и скрупулезная работа с ребенком дефектолога, логопеда. Такая работа всегда дает отличные результаты при условии, что родители, помогая специалисту, проявляют достаточно терпения и доброй воли.

Когда ребенок плохо или невнятно говорит, у него возникают трудности в учебных занятиях, в отношениях с товарищами, с учителями, воспитателями. Дефекты речи мешают ему выразить то, что хочется, так, как хочется, да он и не решается попробовать, потому что заранее уверен, что у него ничего не получится. Следовательно, очень важно не упустить время: необходимо, не откладывая, заняться речевыми аномалиями между четырьмя и шестью годами, чтобы ребенок мог пойти в школу, уже не имея никаких проблем, не имея причин для излишних страданий и получил возможность нормально, спокойно учиться и получать от этого удовольствие.

Довольно часто родители ставят передо мной еще одну проблему.

Врач-отоларинголог, к которому такого ребенка ведут на консультацию, сразу же обнаруживает, что со слухом у него все в порядке, а если сомневается в этом, проводит специальные исследования.

Но в таких случаях чаще всего оказывается, что слух вовсе ни при чем. Так в чем же дело?

Может быть, этот ребенок просто несколько пассивен от природы, и это выражается в том числе и в отношениях с окружающими, прежде всего — с родителями.

А иногда причина — чисто психологическая. Ребенок действительно витает в облаках: он погружен в мир своей мечты, в мир своей игры. Возможно, в то время, как вы зовете его, он во что-то играет сам с собой, возможно, рассказывает сам себе какую-то очень увлекательную историю и не может сразу все бросить, откликаясь на ваш зов. Он не отдает себе в этом отчета, и вам нужно научиться понимать такого ребенка-мечтателя.

Но, разумеется, есть дети, которые, не будучи глухими, не страдая никакими неврологическими аномалиями, все-таки ведут себя так, словно им трудно воспринять какие-то языковые данные, чрезвычайно медленно реагируют на них. Это относится не только к устной речи, но и к письменной, у них большие затруднения с чтением и письмом, часто они не способны ясно выразить свои мысли. Как правило, такие детишки начинают с большим запозданием разбираться в том, что такое «направо», что такое «налево», долго путают, где «верх», а где «низ». Они обычно ошибаются при ответах на любые вопросы, связанные с пространством или временем. Когда эти дети приходят в школу, обнаруживается, что у них дисграфия (затруднения при обучении письму) и/или дислексия (неспособность понимать читаемое). Такие серьезные патологические состояния, которые называют в наши дни дисфазией (расстройством речи), могут объясняться конституциональными затруднениями или плохими с точки зрения эмоциональной сферы условиями, стеснявшилш в течение первых 2— 3 лап жизни развитие речи.

Очень редко выявляются истинные неврологические аномалии, которые можно обнаружить при специальных исследованиях (магнитный резонанс). Вполне возможно, что во многих случаях способно прояснить проблему исследование функций головного мозга.

Есть немалые основания подозревать, что в основе дисфазии лежит умственная отсталость, заболевания психотического характера. Впрочем, иногда точный диагноз при таких заболеваниях и ставится именно в связи с глубокими расстройствами речи1.

назад - 386.Домашние животные.

далее - 388.Неуклюжий ребенок.








АПТЕКА ИФК