у

Информация, размещенная на сайте, предназначается служить дополнением, а не заменой отношениям между пациентом и его врачом.




Родители ребенка-инвалида.

Когда ребенок рождается инвалидом, — будь то физическое увечье или умственная отсталость, тяжелая эпилепсия или телесное уродство, словом, видимое невооруженным глазом отличие от здоровых, нормальных детей, — семья этого несчастного ребенка проходит обычно через несколько стадий отношения к случившемуся.

В самом начале неизбежны ужасные страдания. Первая реакция, как правило, — вопрос: как это могло произойти с нами, почему именно с нами? Затем, когда родители уже начинают осознавать, что это все-таки произошло и произошло с ними, они иногда начинают искать врача или целителя, который либо скажет им то самое, что им бы хотелось думать о проблеме, либо — лучше — предложит магическое средство для полного излечения. Но ведь такого не бывает и быть не может! Не существует никакого чудесного избавления от подобных проблем. Зато теперь в каждой развитой стране, в каждой ее провинции можно найти группу достаточно компетентных специалистов, которые в этих проблемах помогут разобраться, чтобы не искать вслепую то, что можно обнаружить порой совсем рядом.

Все эти поиски не кончатся ничем, гораздо лучше с самого начала сделать так, чтобы семейный врач или педиатр, которому вы доверяете, регулярно осматривал ребенка, чтобы он, если понадобится, направлял вас к специалистам, которые могут помочь в каждом отдельном случае: психиатрам, психологам, невропатологам, дефектологам, логопедам.

Но при этом лучше, если полную медицинскую и моральную ответственность за лечение в целом возьмет на себя один постоянный врач.

Затем поведение родителей может варьироваться. В некоторых случаях они предпочитают отрицать очевидное, не желают признавать своего ребенка инвалидом, остаются одержимыми надеждой на чудо, которое внезапно избавит его от всех аномалий. Таким образом они пытаются скрыть тяжесть происходящего с ребенком не только от окружающих, но, главным образом, от себя самих, не желая и не умея принять его таким, какой он есть.

Но может быть и по-другому. Родители, особенно — мать, видят в ребенке только его инвалидность, концентрируются на этом, жизнь всей семьи целиком посвящается только маленькому инвалиду, а это неизбежно превращает малыша в существо ослабленное, умственно и физически отсталое, зависимое, не способное ни с чем справиться самостоятельно.

Наконец, третий вариант. Постоянное чувство вины, испытываемое родителями ребенка-инвалида, безутешная тоска делают этих родителей агрессивными, способными даже оттолкнуть его, отказаться от него.

Я прекрасно понимаю, какая трагедия для семьи — рождение ребенка, который навсегда останется инвалидом, понимаю, что в таком случае куда легче давать советы, чем исполнять их. Но весь мой жизненный и врачебный опыт доказывает: есть много родителей, которые стихийно, благодаря своей любви к ребенку, своему великодушию, своему пониманию, находят верный способ поведения по отношению к нему, и вот об этом-то опыте я и хочу поговорить, делая кое-какие выводы.

Я знал одну молодую женщину, которая ребенком потеряла ногу из-за несчастного случая. И при этом она была, да, надеюсь, и остается, прекрасным детским тренером в лыжном спорте!

А кто не знает двух известных на весь мир летчиков — русского и англичанина, в воздушном бою во время Второй мировой войны тяжело раненных и лишившихся в результате этого обеих ног, но приложивших максимум воли и усилий для того, чтобы, получив хорошие, удобные протезы, вернуться к своей профессии и снова подняться в небо?

Второе правило, которое тоже можно считать фундаментальным, — лечишь ребенка, считая это дело совершенно естественным. Подумайте: ведь совершенно невозможно разобраться в какой-либо проблеме, если станешь отрицать ее существование. Ребенок может гораздо больше страдать от того, как воспринимают его инвалидность, чем от самой инвалидности. Все здесь зависит от того, как вы его настроите, потому что именно от вашего поведения, от поведения братьев и сестер больного ребенка зависит поведение его собственное.

Разумеется, невозможно себе представить, что мать или отец не страдают, видя каждый день увечье или симптомы тяжелой болезни своего ребенка-инвалида. Но они ведь могут не показывать ему этих страданий, не мешать его общению с другими, здоровыми детьми, не слишком ему покровительствовать, сдувая каждую пылинку и беря под крыло в любом случае, — тогда у него будет меньше оснований думать о своем отличии от других, об инвалидности, которая делает его существом неполноценным. Он и салм воспримет себя таким, каков он есть, а это — при всех обстоятельствах — одно из главных условий душевного равновесия. Наверное, каждому приходилось видеть таких людей или, по крайней мере слышать об инвалидах, которые всегда бодры, радостны, деятельны, всегда стараются помочь другим, поддержать их, иногда очень активно работают, несмотря на полную или частичную неподвижность, в то время как окружающие думают: ну, почему же, почему они не чувствуют себя самыми несчастными?

Насколько истинно утверждение: человек может быть счастлив только тогда, когда ясно понимает пределы своих возможностей и осознает, что каждый должен стараться сделать все, на что способен, причем сделать как можно лучше! Следовательно, ребенок-инвалид должен по возможности раньше привыкнуть к репликам или размышлениям, на которые может навести посторонних его присутствие, не переживать из-за них, свыкнуться со своим увечьем, принять его, принять себя таким, какой он есть, а этому как нельзя лучше поможет правильное поведение матери, отца, всей семьи.

Он должен вести абсолютно нормальный образ жизни, иметь друзей, общаться с ними. Иногда дети проявляют жестокость к инвалидам, подсмеиваются над физическими недостатками или тем, что кажется им «тупостью», но, если взрослые станут вести себя правильно, даже эти «жестокие» дети быстро научатся понимать «не такого, как они», примут его душой и помогут своему маленькому приятелю-инвалиду, охотно включая его в свои игры и развлечения.

Братья и сестры должны научиться понимать и принимать больного ребенка, они не должны страдать, когда кто-то начнет в их присутствии охать и ахать по этому поводу, и, если родители правильно воспитывают их в этом плане, не станут воспринимать инвалида в семье ни как тяжкий груз, ни как носителя изъяна, в котором они как-то повинны или которого им надо стыдиться. Часто дети бывают нетерпеливыми, но именно от общей семейной атмосферы зависит то, будет ли ребенок-инвалид чувствовать себя любимым и нужным или ощутит в большей или меньшей степени отверженным.

Может случиться так, что физическое и интеллектуальное состояние ребенка-инвалида настолько тяжелей что контакт с ним весьма труден, если не невозможен. Так обычно бывает при тяжелых энцефалопатиях. В таких случаях, когда нет никакой надежды на улучшение, когда все возможные средства исчерпаны и ясно, что ребенку требуется постоянный уход, иногда для всей семьи лучше поместить его в специализированный интернат В последние несколько лет наблюдается существенный прогресс в решении проблем детей-инвалидов. Общество больше не отворачивается от них, наоборот, старается во всем поддержать их и вовлечь в свои ряды.

Ребенок-инвалид, как всякий другой ребенок, нуждается в заботе. Он больше всех сам страдает от своего увечья, но он не хочет, чтобы его постоянно жалели, чтобы на него постоянно давил тяжкий груз его проблем. Когда его непрерывно опекают, эти его проблемы становятся для него совершенно непереносимыми. Но родители должны хорошо понимать их, принимать в целом, не позволяя при этом иллюзорной вине раздавить свой дух.

Отношение к ребенку-инвалиду братьев, сестер, других детей, его включенность в жизнь общества во многом зависят от того, как он воспринимает себя сам, а для выработки правильного восприятия очень важно соблюдать в семье все правила, о которых я говорил выше.

назад - 401.Как воспринимается семьей умственная отсталость ребенка.

далее - 403.Приемный ребенок.








АПТЕКА ИФК